23.10.2015

Томтор: вопросы и ответы

Якутск,  ГАЗЕТА ЯКУТИЯ - Оленекский национальный улус из чисто аграрного становится аграрно-промышленным. Вот уже несколько лет на его территории ведется добыча алмазов, а в самой ближайшей перспективе — разработка Томторского месторождения редкоземельных элементов. Чем оно знаменито и что сулит его разработка коренным жителям улуса и всей республики?

Учительница Оленекской средней школы Мария Николаева (Павлова) вместе со своей ученицей Саиной Ивановой разыскали первооткрывателя Томторского месторождения, который жил с буровиками и горняками непосредственно на Томторе с 1985 по 2000 год — это заместитель директора ИГМ СО РАН, заслуженный геолог РС(Я) Александр Толстов. В результате состоялась своеобразная виртуальная пресс-конференция, на которой Александр Толстов ответил на вопросы жителей Оленекского улуса относительно Томтора.

Клад, достояние всей страны
- Что вообще из себя представляет Томторское месторождение? Местное население знает о нем только как об источнике повышенной опасности из-за радиоактивности.
- Ну, много говорить об этом месторождении не буду, о нем написаны статьи и даже отдельные книги. В далеком 1959 году молодой ленинградский геолог Эдуард Эрлих нашел этот объект, на котором впоследствии были выявлены колоссальные ресурсы редких элементов. Мне посчастливилось попасть на него в 1985 году, а уже через год в керне были найдены уникальные по содержанию редких металлов руды, которые не были известны нигде на Земле. Если говорить об этом объекте простым языком, то следует назвать хотя бы главные металлы, которые заключены в рудах: это жаропрочный и антикоррозионный металл ниобий и большая группа редких элементов. Ниобий – один из легирующих металлов, который повышает антикоррозионную прочность сталей и сплавов, в результате чего стальные изделия, ржавеющие в наших условиях через 5-7 лет, с присадками в 1% ниобия служат в 10 раз дольше!
Ну, а редкоземельные элементы, такие как иттрий и скандий, вообще имеют неограниченное поле применения благодаря своим сверхпроводящим и легирующим качествам. Стоимость скандия сегодня исчисляется тысячами долларов за килограмм. А еще в Томторе на глубине 50-100 метров залегают огромные запасы фосфора, необходимого для производства удобрений, железа, титана, ванадия и крайне дефицитного сегодня в России марганца. Поэтому, несомненно, Томторское месторождение – это клад, достояние всей страны, которым можно гордиться, но, прежде всего, надо умело распорядиться.
Что касается радиоактивности руды, которая содержит повышенные концентрации тория и урана, то она ощущается только при непосредственном контакте, на глубинах 20-100 метров, а на поверхности там фиксируется естественный радиационный фон, такой же, как в Жилинде, Оленьке или Якутске. Который, кстати, ниже, чем в Москве или Санкт-Петербурге.

В тысячах километров от Оленька
- Как будет организован процесс вывоза полезного ископаемого?
- Мы отрабатывали этот вопрос, когда составляли материалы технико-экономического обоснования. Дело в том, что природа сотворила чудо на Томторе. Руда по содержанию полезных компонентов не имеет аналогов в мире, поэтому нет необходимости строить здесь обогатительные фабрики на месте, которые могли бы губительно сказаться на экологии района. Выбран самый экологически безопасный вариант: руда будет извлекаться из недр, герметично упаковываться и целиком вывозиться на металлургический комбинат, где из нее извлекут полезные компоненты. Отходы будут утилизироваться в «могильниках» — местах, специально отведенных для этого. От Оленька эти могильники находятся в двух-трех тысячах километров. (Руководство Ростеха сообщало, что все процессы обработки будут происходить на закрытых площадках Росатома далеко за пределами Якутии – прим.ред.).
Приведу пример, связанный как раз с Томтором. В середине 90-х годов два контейнера с томторской рудой общим весом чуть более тонны упали с машины во время ледохода в реку Далдын под Удачным. Тогда об этом узнал весь мир – средства массовой информации постарались. Лично я слышал по центральному телеканалу, как трагический голос ведущего «Вестей» сообщал, что в Якутии утонули в реке контейнеры с урановой рудой, и это грозит экологической катастрофой. Была создана правительственная комиссия для расследования ЧП, предприняты серьезные разборки, наказаны многие люди, причастные и не очень, в том числе и я. Хотя справедливости ради скажу, что ничего страшного тогда не произошло, ведь томторская руда не растворяется в воде. И когда большая вода половодья ушла, контейнеры, герметично закрытые крышками с болтами, подняли, погрузили на машины и довезли до места назначения - Красноярска. И абсолютно никаких последствий для экологии не произошло, но шума было очень много.

Оленей губит не Томтор, а, возможно, Чымаара
- Разработки полезных ископаемых очень плохо влияют на здоровье домашних оленей, снизились их численность и рождаемость. Движение диких оленей проходит уже далеко за пределами района, чем это может быть обусловлено, не тем ли, что разрушается наша экология?
— То, что это происходит задолго до начала разработки Томтора, говорит о том, что не месторождение тому виной, а другие факторы. Проведенное вашей оленекской школьницей Саиной Ивановой обследование радиационного фона показывает, что до сих пор влияния на население от месторождения не было. И это правильный вывод. Однако как геолог, полтора десятилетия работавший непосредственно в регионе, я хорошо знаю, что неподалеку от Томтора, в пяти километрах южнее сопки Томтор-Таас, есть рудоносная зона Чымаара, аналогичная месторождению Томтора, где присутствуют ниобий-редкоземельные руды. Но все дело в том, что там они выходят на поверхность, а радиоактивность на поверхности на порядок превышает фоновые значения. Лично я сам видел, как прямо на ней растут шикарные ягельники, которыми питаются и дикие, и домашние олени. Эта древняя рудоносная зона образовалась естественным путем много миллионов лет назад, обследовалась ленинградскими учеными более 30-40 лет назад, но нами не изучалась. В принципе это может быть потенциально опасным участком, но прежде чем говорить о нем, предварительно его нужно изучить поверхностными эколого-радиометрическими способами, что пока не сделано.

При нетронутой экологии умирали раньше и чаще
— Уважаемый ученый! Сейчас почти все дети нашего района рождаются больными. Многие имеют диагноз «аллергия», много больных сахарным диабетом, онкологических больных. Есть сведения, что дети, рожденные после 1990-х годов, в связи с загрязнением окружающей среды не живут дольше 50 лет. С чем это связано?
— Мне довелось два срока работать избранным депутатом Анабарского районного совета, поэтому у меня есть более достоверная информация – статистическая. Она основана не на слухах и домыслах, поскольку статистика – наука точная, и она сообщает, что полвека, а тем более 100 лет назад в наших северных краях детская смертность была во много раз выше, чем сейчас. Факты также говорят, что в прошлом и позапрошлом веках средний возраст жителей нашего Севера не превышал 40 лет. Стариками тогда считали людей, чей возраст перевалил за 50 лет, а сейчас пенсионеры в возрасте 75-80 лет в Оленьке не редкость.
Что касается информации об увеличении числа заболевших раком людей, умерших в Жилинде и Оленьке за последнее время, то мне известна другая динамика, официальная, взятая опять же из статистики. И она как раз обратная.
А те редкие элементы, которые заключены в Томторском месторождении, как раз необходимы для аппаратуры и приборов, которыми проводятся диагностика и лечение онкологических заболеваний.

Радиация есть, но она под контролем
— Радиация есть, это всем известно. Но какие меры могут быть приняты для меньшего негативного воздействия его на близлежащие территории, людей, животных и растения?
— Вы правы, есть радиация природная — она обусловлена космическим излучением и особенностями слагающих местность пород. А есть искусственная, вызванная воздействием человека, его природно-хозяйственной деятельностью. В применении к Томтору руда, имеющая повышенную естественную радиацию, находится на глубине от 10 до 100 метров и захоронена толстым слоем песка и глины. Мне довелось работать с этой рудой 15 лет и до сих пор у меня в кабинете хранится солидная коллекция ее разновидностей. Но контроль, конечно, все равно необходим.
Экологический мониторинг проводится любой организацией, выполняющей геологоразведочные и добычные работы. Организация, владеющая лицензией, выполняет ОВОС – оценку потенциального воздействия от отработки месторождения на окружающую среду. Кроме того, экологические пробы воды, снега, мха берут сейчас геологи ГУГГП «Якутск-геология», которые вот уже год занимаются оценкой Северного и Южного, соседних с Буранным, рудоносных участков Томтора. Еще и наш институт проводит независимые экологические обследования, направленные на оценку экологического состояния населенных пунктов района. Все вместе мы постараемся выяснить, насколько отработка месторождения может воздействовать на окружающий мир, а также населяющих его людей и животных.