21.07.2017

Светится и щёлкает

Якутск, 21.07.2017. ЯКУТСК ВЕЧЕРНИЙ - После серии резонансных публикаций в нашей газете и других СМИ о том, что через село Качикатцы собираются возить радиоактивную руду, добываемую в Оленёкском улусе, компания «Восток Инжиниринг», имеющая лицензию на разработку данного месторождения, организовала выездной пресс-тур, чтобы журналисты сами на месте во всем разобрались, произвели замеры и лично убедились в безопасности руды. Для этого нам предстояло преодолеть более тысячи километров: три часа до села Оленёк на антошке, а оттуда два часа на вертолете до участка Буранный.

СПРАВКА ЯВ
Напомним, в мае 2014 года ООО «Восток Инжиниринг» выиграло аукцион на право пользования недрами участка Буранный Томторского месторождения. А в начале февраля республиканские СМИ взбудоражила информация о том, что «Восток Инжиниринг» планирует начать строительство причала для перевалки руды (не менее 200 тысяч тонн в год) с Томторскогоместорождения недалеко от села Качикатцы Хангаласского района. Добытая руда будет перевозиться с участка, находящегося в Оленекском улусе, по автозимнику до базы «Приленская» (Булунский улус). Затем по Лене до Качикатцев (Хангаласский улус), потом автотранспортом до станции железной дороги Кердем, откуда уже и будет вывозиться за пределы Якутии.

Оленекский национальный эвенкийский район является самым большим по территории муниципальным районом Якутии, занимает 10,1% площади республики, общая площадь его — 318,1 тыс. кмҥ. Он богат месторождениями золота, алмазов, газа, редких металлов.
В аэропорту Оленька нас ждет уже заправленный вертолет. Мы загружаемся, борт взлетает и берет курс на участок Буранный, который расположен в 350 километрах от административного центра.

В БУРАННОМ ВСЁ СПОКОЙНО

Сейчас на участке затишье, основные разведывательные работы завершены. Вертолет совершает облет небольшого участка — общей площадью 12,4 квадратных метра. Впрочем, сам геологоразведывательный поселок еще меньше: несколько белых вагончиков в ряд и длинное здание с полукруглой крышей — само хранилище. В центре — небольшая вертолетная площадка из досок. Еще в вертолете нам раздают каски и жилеты оранжевого цвета, прорезиненные перчатки, защитную маску и очки. На вопрос, для чего нам эта защитная амуниция, если экологическая ситуация на участке в порядке, Сергей Сергеенко, руководитель компании, поясняет: «Это требование техники безопасности, нежели производственная необходимость».
Веселой гурьбой высыпаем на площадку. Свой дозиметр я включила еще в кабине вертолета и сейчас не спускала с него глаз — 10 микрорентген (!), то есть в два раза ниже, чем в аэропорту Якутска, и в восемь раз меньше, чем в самолете (89 микрорентген). Оказывается, чем выше поднимаешься, чем ближе к космосу, радиационный фон усиливается!
Всю журналистскую братию сразу же ведут к большому ангару — кернохранилищу (керн, говоря простым языком, — это чистая руда, без очистки и разделения. — Прим. автора). Прямо у входа делаем замер фона в хранилище — 0,11 микрозиверт, умножаем на 100 — 11 микрорентген в час. Не просто норма, а вообще идеал.

Сергей СЕРГИЕНКО, управляющий директор компании «Восток Инжиниринг»:
— Здесь, в кернохранилище, вы видите специализированные ящики, в которых хранятся образцы всех кернов, добытых при геологоразведке в 2015–2016 годах. Здесь порядка 30 тонн. Конечно, никто не взвешивал эти ящики, так как геологи считают руду не килограммами, а метрами. Этот керн хранится как база данных. Каждый ящик промаркирован. В дальнейшем, когда начнется отработка месторождения, можно будет в любой момент открыть ящик, взять в лабораторию, узнать, какое в нем содержание, где, в каком месте карьера находится такая руда. Таким образом можно будет планировать горные работы. Максимально зарегистрированный радиационный фон был 350 микрорентген в час на поверхности, но это редкость. Большинство кернов фиксируется в пределах 40–90 мкР/ч, что совершенно безопасно, в чем вы можете убедиться сами. Давайте вскроем любой ящик и произведем замеры.

Рабочий при помощи шуруповерта откручивает болты, вскрывает ящик, и мы видим упакованные в полиэтиленовые пакеты каменные брикеты. Включаем дозиметры и смотрим показание: прямо на поверхности керна — 0,12 микрозиверт, или 12 микрорентген в час. Для чистоты эксперимента нам предлагают выбрать ящик для замеров самостоятельно. Вскрываем следующий — 0,41 микрозиверт, еще несколько — также предельно низкие показатели.
— Геологические изыскания на месторождении закончены. В течение двух лет на месторождении будет затишье. Затем, возможно, в 2018–2019 году начнется эксплуатационная разведка месторождения. Сейчас главная задача в первом полугодии следующего года — защитить ТЭУ постоянных кондиций, подсчитать запасы руды и металла, которые у нас есть. Следующий этап — подготовка материалов для госкомиссии по запасам и разработка технической документации. Это будет сделано в течение 2017 года. В начале 2018 года пройдут защита запасов и постановка на баланс. И только после этого начнется подготовка документации на разработку месторождения. Проект пройдет все необходимые экспертизы: экологическую, на безопасность конструкций и технологий, отдельные тома ОВОС пройдут общественные слушания. Вот мы находимся рядом с керном, и, как видите, ничего страшного не происходит. Никакого сверхъестественного радиационного фона не фиксируется. Вы сами видите показания на своих дозиметрах. Все будет совершенно безопасно. Будет построено горное предприятие в соответствии с законодательством, все необходимые экспертизы будут пройдены.

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ — В ГЛУБИНЕ

Пока остальные, утолив свое любопытство, уходят обедать с рабочими в вагончик-столовую, мы с экологом Иваном Степановым продолжаем маниакально измерять каждый ящик. И вот задвинутые в глубине ангара ящики начинают выдавать солидные показания выше 100, а самый высокий — 235 микрорентген в час. Уже опасная доза.
Иван СТЕПАНОВ:
— Мне кажется, что расположение ящиков с высокой радиацией в глубине, возможно, было неслучайным. Необходимо заметить, что это часть кернов. Остальное вывезли. Что было там, мы сказать не можем. Из семи транспортных маршрутов основные пока не определены или пока не озвучиваются. Также пока нет информации о процентном содержании в руде талия, очень ядовитого вещества.
Сергей СЕРГЕЕНКО:
— Так уж матушка природа распорядилась, состав руды неоднородный. По документам разброс по урану составляет от 0,08 до 0,1%, по торию тоже больших колебаний нет. Примерно 5% добытых кернов показали повышенное содержание природных радионуклидов. Радиационный фон на поверхности таких кернов может достигать 300 мкР/ч. Однако фон на поверхности усредненной руды не превышает 100 мкР/ч. Это, как мы уже говорили, первая транспортная категория, которая допускает перевозку грузов любым транспортом, без особых мероприятий по безопасности, хоть пассажирским самолетом, — 250 мкР/ч на поверхности упаковки. И не более 100 мкР/ч в метре от контейнера. Керны при добыче и вывозе на исследования проходили несколько уровней радиационного контроля: измерение радиационного фона на буровой, которое зафиксировано в журнале, постом общественного контроля в Оленёкском районе (протоколы измерений находятся в администрации района), радиологической лабораторией санэпидемстанции Якутска, а также во Всероссийском институте минерального сырья имени Федоровского (ВИМС). Все замеры подтверждают первую транспортную категорию.

КАЧИКАТЦЫ ОТДЫХАЮТ

— Уже определено, где будет проводиться переработка руды?
— Обогащение руды будет производиться за пределами Якутии — в Читинской области или в Красноярском крае. Окончательного решения по площадке ещё нет, потому что до конца не определена технология конечного продукта, её разработкой занимается Всероссийский научно-исследовательский институт минерального сырья им. Н. М. Федоровского.
— А вопрос по транспортировке руды решен?
— Ещё нет. Базовый маршрут до базы «Приленская», а затем баржами до железной дороги, а затем по железной альтернативный путь через Северный морской путь, который мы в данный момент пересматриваем. И есть еще автомобильный транспорт — через Мирный, Усть-Кут. Это самый утопический маршрут. Представьте: порядка 3000 машин в отсутствие дорог. В любом случае породу будут транспортировать в «big bag» — мягкие контейнеры с полиэтиленовой пропиткой. Один выдерживает нагрузку до 1,5 тонны. Они абсолютно герметичны, пыле- и водонепроницаемы, прочные — контейнеры удерживают вес мёрзлой породы.

КРАЙ АЛМАЗНЫХ РЕК И РЕДКОМЕТАЛЛЬНЫХ БЕРЕГОВ

Глава Оленекского района Александр Иванов, сопровождавший нас в поездке, — патриот своего родного края в самом лучшем значении этого слова.
— Вся территория Оленекского эвенкийского национального района, единственная в республике, признана особо охраняемой природной территорией, и поэтому для недропользователей действует особый режим. Они обязаны согласовывать свою промышленную деятельность на территории района с местным населением через общественные слушания. Мы понимаем важность и значимость разработки месторождений полезных ископаемых для социально-экономического развития района и страны в целом. Но здесь жили наши предки, здесь жить нашим внукам. Что для нас хороший недропользователь? Тот, кто предельно ясно и четко представляет достоверную и полную информацию о возможных экологических, социальных и экономических последствиях от промышленных действий. Который бережно относится к природе, к экологии, уважает наши обычаи и традиции. Совместно с нами решает вопросы развития района. Мы пять-шесть раз в год выезжаем на месторождение, проверяем контейнеры с керном, проводим замеры. Мы ждём проведения общественных слушаний, где недропользователь должен нам рассказать, как будут вестись добыча и какая будет логистика. Ежегодно перед общественными слушаниями «Восток Инжиниринг» встречается с жителями Оленька и Жилинды и отчитывается перед и после проведения сезонов. Мы предлагаем, кроме того, при добыче применять более безопасный, на наш взгляд, для экологии метод — шахтный, когда руда добывается и затем упаковывается в контейнеры («бигбэг») в самой шахте. Конечно, у нас есть соглашение с компанией. Предприятие стоит на налоговом учёте в Оленьке, платит налоги в местный бюджет около 2 млн руб. ежегодно. Около 6 млн рублей в год составляет финансовая помощь. Помимо этого, большая помощь оказывается Жилиндинской школе. Проводилось медицинское обследование всего населения Жилинды, зафиксировано состояние здоровья до начала разработки Томторского месторождения. Обследование будет проводиться каждые три года, чтобы контролировать возможное влияние. Мы хотим более тесного сотрудничества, поэтому предлагаем учредителям «Восток Инжиниринга» акционировать предприятие и ввести район в состав акционеров. Чтобы район мог получать не только дивиденды, но и доступ как акционер к хозяйственному управлению компанией на нашей территории.